Елена Ансталь

Елена Ансталь

Благодарностью и подарочными сертификатами была отмечена деятельность Елены Ансталь. Елена учит музыке детей и взрослых, регулярно играет на публике, руководит музыкальным коллективом, участвует во многих значимых публичных мероприятиях, и в нашем концерте, в том числе. При этом она в одиночку ухаживает за сыном с тяжелым диагнозом.

Учитель музыки Елена Ансталь

Елена Ансталь: Мне так хорошо жить!

(Статья из газеты Postimees)

Материнство – это не только желанная беременность и боль родовых схваток. Это не только радость от первого детского слова или первого шага. Это – огромная ответственность. А если у вас особый ребенок, то это – ответственность за него на всю оставшуюся жизнь.

Некоторые женщины, воспитывающие детей с особенностями развития, жалуются на затяжную депрессию, на моральную и физическую усталость, на непонимание близких и косые взгляды окружающих, на безденежье, на распад семьи, на отсутствие или недостаточность помощи от государства. Они, конечно же, переживают за будущее детей, но при этом считают, что жизнь их самих, полностью посвященная уходу за ребенком, не удалась.

Истоки

Cегодня хочется познакомить читателей, в первую очередь – теряющих надежду и уже отчаявшихся, с замечательным человеком, талантливым музыкантом, матерью троих детей и бабушкой троих внуков. Ее глаза светятся любовью, а смеется она так заразительно, что невозможно не расхохотаться вместе с ней.

Леночка Ансталь родилась и выросла на Украине в эстонской семье. «Отца – кадрового военного переводили из одного города в другой. Мы жили в Харькове, в Полтаве, а в Днепродзержинске я окончила музыкальную школу и музыкальное училище по классу фортепиано. Консерваторию – уже в Таллинне. Я – этническая эстонка, но папа с мамой, Карл и Линда, не научили нас с сестрой в детстве эстонскому языку. Папа всегда был душой компании, пел русские, украинские и эстонские песни. Иногда они с мамой, чтобы мы ничего не поняли, переходили на секретный эстонский язык. Когда мне исполнилось восемнадцать лет, случилось страшное горе: умерла мама».

Это было в самом деле страшно: Ленин день рождения, радостные хлопоты, ожидание гостей. Именно в этот день маму выписывают из больницы, так и не справившись с ее страшной болезнью. С трудом поднявшись в сопровождении отца на свой пятый этаж и обняв дочку, она умирает.

Старшая сестра Елены в это время уже училась в Таллиннской консерватории, и через год, преодолев шок после смерти мамы и все-таки закончив училище с красным дипломом, Лена тоже едет в Таллинн. Но ненадолго. На третьем курсе консерватории случается любовь, и она выходит замуж за москвича, студента авиационного института, и переезжает в столицу.

«В Москве у меня не было инструмента, и последние два курса я занималась, играя на нарисованной клавиатуре. Учеба не прервалась, хотя, когда близились выпускные экзамены, у меня уже было две дочки. А потом на свет появился сынок Ванечка».

Первые шаги и переезд

Мальчик родился красивым, но слабеньким: возникли серьезные проблемы с дыханием, затем диагностировали кифосколиоз. Пока малышу не исполнился год, он вместе с мамой несколько раз оказывался в реанимации. Ему выписывали лошадиные дозы эуфиллина, препарата, расширяющего бронхи, но Елена вскоре отказалась от всех медикаментов и начала закаливать ребенка. Порой не выдерживали нервы. «Однажды еду я с ним из больницы и безмолвно кричу: „Господи, если ты есть на свете, забери его к себе!“ Но мысль отдать его, отказаться от него, не посещала ни на секунду».

В год и четыре месяца Ванечка начал ходить. Лена и дети перешли на вегетарианство, отказались от сладкого. Купались в проруби и ходили босиком по снегу, занимались подводным плаванием. «Поговорка про лежачий камень – это не про меня, и сидеть и плакать не было времени». Дочки-погодки пошли в школу, в обычную и в музыкальную, дополнительно занимались английским, ходили в бассейн и кружки по рукоделию, а Елена успевала развозить их по Москве, заниматься Ванечкой, работать в школе искусств и обшивать-обвязывать семью.

Муж Елены испугался трудностей, и брак дал трещину. Подать на развод было обдуманным решением: женщина долго пыталась склеить семью, советовалась с друзьями мужа, но все-таки решилась. Бракоразводный процесс продолжался пятнадцать минут. «Я до сих пор не понимаю, почему так получилось. Может быть, судья прониклась нашей ситуацией, я ведь рассказала, как мне тяжело тащить троих детей, один из которых – необычный ребенок, плюс мужа». После развода Елена начала готовиться к переезду в Таллинн, к родственникам.

Московская эстонка

21 августа 1991 года, в разгар августовского путча, Елена в Таллинне подписывала документы об обмене московской квартиры на трехкомнатную в Ласнамяэ.
Как началась ее эстонская жизнь? «Моя учительница Ада Хансовна Куусеокс, знаменитая пианистка, просто спросила, где бы я хотела работать. Оказалось, что были вакансии в консерватории, в пединституте на музыкальном отделении и в училище имени Георга Отса. Я выбрала консерваторию и проработала там семь лет концертмейстром на кафедрах хорового и симфонического дирижирования».
«Эстонского я не знала, поэтому сразу пошла на курсы, а теперь сама преподаю эстонский язык в детском садике. Наверное, причина такого успеха кроется в генетической памяти. Мои эстонские бабушка с дедушкой жили в Калининской, ныне Тверской области, на кусочке эстонской земли, в поселении Нурмекунде, в которое входило шесть деревень. А их предки переселились туда еще в 1861 году из Пыльтсамаа».

В Эстонии Елена невероятно раскрылась как музыкант, она владеет всеми клавишными инструментами, начиная от клавесина и заканчивая сверхсовременными синтезаторами, играет на гитаре, прекрасно поет. Она преподает, принимала участие в спектаклях Русского театра «Амуры в снегу» и «Песни нашего кино», работает в двух детских садах и в школе, руководит певческими коллективами и пять вечеров в неделю играет в составе профессионального Salongitrio. И все это одновременно!

«Образ жизни у меня вполне московский: я быстро действую, быстро вожу машину и быстро думаю», – улыбается она.

А он – жив!

Дочери Елены пошли в эстонскую школу, полгода ничего не понимали, приходилось многое заучивать наизусть, но когда после 9-го класса они решили поступать в музыкальное училище, из школы их отпускать не хотели: они были круглыми отличницами. А в училище никак не могли поверить, что они недавно приехали из Москвы. Кстати, именно здесь, в Эстонии, семья распрощалась с вегетарианством: уж больно понравились им здешние мясные продукты.

А как же сынок? Как сложилась его жизнь? Он немного отставал в росте, понемножку ходил, ездил на велосипедике, хотя и уставал. «В шесть лет он начал жаловаться, что ножки болят. Давал о себе знать и кифосколиоз: внутренние органы из-за двойного искривления позвоночника находились в неправильном положении. Уже когда он перестал ходить, была назначена операция на позвоночнике, которую должен был делать Тийт Хярма. В те годы вероятность успешного исхода такой операции составляла 50%, и риск был велик. Но неожиданно эти операции на некоторое время отменили, и больше нам не предлагали. И знаете, Ванечка был даже рад этому, потому что очень боялся операции!» – восклицает Елена, которая иначе как Ванечкой сына не называет.

Когда ножки у ребенка отнялись совсем, был поставлен диагноз: параплегия нижних конечностей. Московские врачи были уверены, что ребенок доживет только до 12 лет. Ванечке в этом году исполняется тридцать. «Как-то я случайно встретилась с ортопедом, которая наблюдала Ванечку уже в Таллинне лет двадцать назад. Так она спросила: „А он еще живой?“»

Считалось, что он никогда не заговорит, а о школе речь вообще не шла. Ванечка заговорил в три года, сначала научившись читать. Все стены квартиры были увешаны бумажками с написанными на них буквами и слогами. «Скажешь ему: покажи ту или иную букву, он безошибочно показывал. Так и заговорил. Он и учиться начал вовремя, в семь лет. Правда, обучение было домашним, что не помешало ему закончить девять классов по государственной программе».

А вдруг случится чудо?

Как сейчас живет Елена Ансталь? Дочери выросли, сделали музыкальную карьеру, родили ей замечательных внучат. Ванечка увлекается компьютерами и… спортом, мечтает играть в футбол и уверен, что мог бы стать тренером. Из дома он почти не выходит, а по квартире передвигается на специальной подушечке, скользя по полу, стоя на коленях или сидя по-турецки. Да, ему не хватает общения, но он категорически не желает общаться с подобными себе людьми, лишенными возможности передвижения.

«Он же до сих пор надеется пойти! У Ванечки очень сильные руки и плечи, у него есть специальные приспособления для спорта – канаты, тренажеры. Он владеет эстонским и английским языками, причем письменным гораздо лучше, чем устным. Ванечка только недавно впервые посмотрел передачу про Ника Вуйчича (Ник Вуйчич – всемирно известный австралийский оратор, писатель и певец, рожденный с синдромом фокамелии — редким наследственным заболеванием, для которого характерно отсутствие или недоразвитие конечностей. Он не имеет ни рук, ни ног – прим. ред.), и я знаю, что увиденное произвело на него глубокое впечатление.

Он мечтает быть нужным, важным и полезным. Радуется, когда мы просим его найти что-то в Интернете или объяснить какую-то тонкость в пользовании компьютером, – Елена, говоря о сыне, сияет. – Знаете, я всегда была наполнена счастьем. В детстве я мечтала придумать специальную машинку, которая поддерживала бы работу сердца. Тогда, думала я, мои мама и папа никогда не умрут. А недавно появилась мысль: Илья Муромец сиднем сидел 33 года, а Ванечке исполнилось 30. А вдруг через три года случится чудо?»

Наше солнышко

В течение дня Елена, заканчивая работу в одном месте и по дороге на работу в другое, заезжает домой несколько раз: Ванечке требуется не только человеческое общение, но и постоянный уход. В это невозможно поверить, но она говорит, что абсолютно счастлива: «Мне так хорошо жить! Хотя у меня нет этого, того-сего, пятого и десятого, у меня есть ощущение полноценной счастливой жизни, и меня не выбить из этого седла. Да, случаются и не очень приятные вещи, но они только закаляют».

Спрашиваю Елену, как она сохранила такой блеск в глазах, такую жажду жизни. «Бог дал», – коротко отвечает женщина. Она сама и ее дети крещены в православие, сейчас Елена посещает русскую общину пятидесятнической церкви, но не забывает и православные традиции, а на органе часто играет в лютеранских церквях.

«Бог – один, и если ты любишь Бога – ты любишь людей. Читайте 90-й псалом! Это так просто и занимает так мало времени, но когда это с тобой, ты все преодолеешь, и неважно, к какой конфессии ты принадлежишь, псалмы везде одинаковы: „Живущий под кровом всевышнего под сенью всемогущего покоится. На аспида и василиска наступишь, попирать будешь льва и дракона…“ И много счастья дарит мне мой удивительный Ванечка! Это солнце в нашей семье, у которого я учусь радости жизни!» – восклицает Елена Ансталь.

Что еще можно к этому добавить?

(Автор статьи Вера Копти, источник Postimees.ee)